Глава 2. Противники.
Рассвет сегодня слишком влажный и слишком холодный для середины июля, но для меня после моих комнат в подземельях, разница температур не кажется слишком большой. Мое настроение стало незначительно лучше после неоднократного разрушения и восстановления трансфигурированных кристаллов и единственный, кто был со мной после встречи Гриффиндорской лиги - бутылка Огневиски. Несмотря на то, что спал я меньше чем четыре часа, количество алкоголя, который я употребил, сделало меня мягче, чем обычно, и во мне возникло иррациональное желание выйти из стен замка и пойти подышать немного свежего влажного утреннего воздуха. Боги знают, когда еще у меня появится возможность совершить подобную прогулку. Сегодня типичный английский день, я все еще немного пьяный, и Хогвартс пуст рано утром. От холода у меня ломит кости - большинство из них были сломаны в прошлом, а целых у меня куда меньше. Естественно, что в таком состоянии я не смог не споткнуться об траву, росшую внизу лестницы перед самыми воротами.
Воздух наполнен пением и непрерывным щебетом птиц. Я всегда считал, что эти создания весьма глупы и не понимают, что подобные звуки только привлекают все то враждебное, что живет в Запретном Лесу, не просто же так он запрещен для прогулок глупых студентов. Если исключить глупое стрекотание, то утро было тихим и спокойным. Я неспешно иду вдоль озера , поворачивая прочь от Запретного леса и дороги на Хогсмит, а через несколько метров меня уже не видно даже из замка, потому что от любопытных взглядов меня ограждает роща с молодыми еще деревьями. Однако, как и все хорошее в мире, это мирное и тихое утро тоже не для меня.
- Поттер! - Рявкаю я на мальчика, хмуро глядя на него. Я же чуть об него не споткнулся! Что он вообще здесь делает? Вообще-то предполагается, что он сидит безвылазно в больничном крыле и уже точно не пытается заполучить на свою голову еще и воспаление легких, развалившись на влажной от росы траве холодным утром. Помфри оторвет ему голову за такие вот выходки. Нет, не то чтобы я заботился о мальчишке, но ради моего неумирающего оптимизма я бы не хотел стать этому свидетелем.
Он смотрит на меня бесстрастным взглядом, даже не потрудившись нацепить свои очки. Что ж, видимо мой злобный взгляд был потрачен впустую. Не то чтобы мне на самом деле хотелось хоть какой-то реакции, но тем не менее...
- Доброе утро, профессор, - говорит Поттер почти почтительно, но мне совсем не верится, что в его голосе и в самом деле почтение. - Вы не могли бы переместиться немного в сторону, если вам не сложно?
- Поттер! - Рычу на него я и набираю побольше воздуха, чтобы ответить ему на подобное оскорбление. Мальчишка должен знать свое место!
- Вы загораживаете мне весь вид, сэр.
Оскорбление так и не срывается с моих губ, и я рычу в бессильной ярости. Если смотреть на факты, но мальчишка действительно сидел здесь, уставившись на замок, а я действительно стою прямо перед ним. Но все это ни в коем случае не дает ему права быть здесь или предъявлять ко мне какие-либо претензии.
- Поднимайтесь, и идите обратно в Больничное крыло.
Я наклоняюсь, чтобы схватить его за локоть, но он резко уклоняется и у меня в руке остается кусок его рубашки. Ткань ее настолько стара и изношена, что от малейшего усилия она порвалась, но Поттер, кажется, беспокоится об этом еще меньше меня. Я замешкался на мгновение, но затем я выпрямляюсь, делаю шаг в ту сторону, куда он отклонился и открываю рот, чтобы приказать ему вернуться в замок, и пусть он только попробует не подчиниться. Разве у меня есть другой выбор, в конце концов?
И тут в меня попадают заклинания и я проклинаю, себя за то, что недооценил Поттера, проклинаю его самого, его родственников, его предков и возможных потомков, всех детей, Гриффиндорцев, директора лично, а затем вновь самого Поттера... И только тогда я осознаю ситуацию, в которой оказался, осознаю, что все еще стою на месте, все еще в сознании и все еще нет никакой боли. Я шокирован, но несколько секунд спустя я снова пытаюсь подойти к нему, чтобы продолжить то, что я начал, до нападения мальчишки на меня, но у меня ничего не выходит. Из того, что я могу так сразу определить - среди заклинаний были Импедимента и Силенцио, и я понятия не имею, что он еще может сделать со мной.
Мальчик громко вздыхает и отворачивается от меня, пристально смотря на замок.
- Мне очень жаль, сэр, - говорит он, и снова его голос звучит уважительно.
Я абсолютно не в настроении его слушать, но, к моему сожалению (меньше оно относится к моей удачливости, но куда больше я сожалею о своей ошибке) у меня нет особого выбора.
- У меня впереди не так уж много возможностей наслаждаться таким прекрасным утром, и мне совершенно не хочется упускать хоть одну.
Как же мне ненавистно, что между нами существует хоть что-то общее!
Я начинаю сопротивляться заклинаниям, удерживающим меня, и где-то через пару минут, мне удается скинуть с себя чары. Я вновь пытаюсь приблизиться к нему, но натыкаюсь на барьер, который он воздвиг вокруг себя. В общем, добраться до него у меня не получится. Естественно я мог бы просто развернуться и уйти, но мне бы совсем не хотелось бы, чтобы Помфри оторвала бы голову и мне тоже, что, несомненно, произойдет, если я оставлю нездорового Избранного сидящим на холодной земле.
Проблема в том, что я не могу издать ни звука. Если я не могу произнести ни слова, не могу приблизиться к нему, а уйти мне не позволяет здравый смысл, то единственное что мне остается - проклясть его. Но судя по его защите, Поттер практически защищен и от этого. Не думаю, что барьер выдержит Непростительные, но загреметь в Азкабан за подобное обращение с Золотым мальчиком мне тоже не хочется.
- Насилие как чума, не правда ли? - Внезапно говорит Поттер, не смотря на меня. - Один раз вдохнете и больше никогда не избавитесь . Всего один раз... Один маленький глоток власти и восхищения и все, это уже внутри вас, в вашем разуме. Постоянные придирки... отличный способ решить проблему.
Как же меня злит ситуация, в которой я оказался. Мне приходится слушать Поттера, разглагольствующего о несправедливости этого мира. Но что еще я могу сделать... Мне придется выдержать несколько минут раздражающей скуки, пока мальчишка не устанет от приступа жалости к себе или от постоянной поддержки барьера, или наложенного на меня заклинание. Странно, но прямо в этот момент мой рассудок действительно занимают его слова. Они пугающие, но имеют смысл. Я знал об этом - я видел как я сам и видел как мои «коллеги» становятся жертвами этого, того о чем говорит мальчишка. Я даже ненадолго удивляюсь - что же сделала Грейнджер, чтобы заставить его читать, чтобы заставить его думать об этом... Но моя внутренняя честность бьется в агонии, крича мне, что Поттер побывал уже по крайней мере в двух сражениях с Темным Лордом и Пожирателями смерти и выжил в обоих, так что он лично знаком с насилием. Хотя меня приводит в замешательство то, что он действительно умеет думать.
Он бросает на меня беглый взгляд, качает головой и продолжает смотреть на ручей рядом с замком, продолжая фонтанировать своей пустой детской мудростью.
- Я даже не могу вспомнить хоть что-нибудь, где не было так уж много насилия. Вы же сами видели это в моих воспоминаниях. - В его голосе слышится обвинение. Не со мной ему следует говорить об этом - куда лучше подошел бы директор. Из того, то я видел, директор куда лучше относится к Золотому мальчику, чем ко мне. Видимо он считает, что должна быть огромная разница между отношением к Пожирателю смерти, ставшему шпионом и к студенту. Технически (хотя это и не совсем правда) Поттер невинен. Он совсем ребенок...
- Насилие везде - в моем прошлом, настоящем и будущем. - У него вырывается смешок, будто это была некая шутка, но смысла я не улавливаю. Ребенок... Где тут ребенок? Не вижу я здесь детей. - Вот почему я сделал это с вами, сэр. Я так устал от насилия, я по горло сыт бесконечной борьбой... но я знаю, что дальше будет только хуже... Я так хочу насладиться этим мгновением тишины и спокойствия. Так что, прошу вас, пойдите и побеспокойте Дамблдора или кого-либо еще.
В его голосе слышится слишком знакомое отчаяние и я невольно вспоминаю вчерашний вечер. Лучше бы Поттер держал рот на замке и я никогда не думал бы об этом снова. Даже я, привыкший к унижению, достигаю время от времени предела. Логично предположить, что и Мальчик-Который-Выжил всего лишь человек, даже при том, что есть примерно три человека в мире, кто действительно видит в нем человека. Вот в чем проблема мальчика - он пойман в клетку своей известностью.
Почему я никогда не понимал этого прежде? Я открываю рот и снова закрываю, потому что Силенцио все еще держится. Поттер никак не показывает, что знает, что я все еще здесь. И как бы сильно я не хотел бы злиться на него, вероятней, что похмелье и моя растущая депрессия заставят меня абсолютно расклеяться от неспособности говорить.
- Они все такие же лицемеры как и Волдеморт, - Поттер сплевывает, не обращая особого внимания на меня, но и не игнорирует. - Они считают себя лучше других, но будто они никогда не совершали ошибку в своей жизни! Чертовы самоуверенные придурки! Ведь так легко никогда не ошибаться, когда единственный выбор в их жизни - какого цвета нижнее белье надеть.
Мальчик наконец замолкает, но для меня уже поздно. Мой мозг поглощает сам себя, пытаясь разделить образ типичного Гриффиндорца и Гарри Поттера, пытаясь преодолеть заблуждения, в котором я пребывал последние пять лет, хотя может быть уже слишком поздно, только чтобы добавить еще одну вещь, из-за которой я чувствовал бы себя виноватым... Нет, не виноватым. Скажем, мне было бы некомфортно с этим знанием.
В то время как Джеймс Поттер был чертовски правильной задницей, какой обычно бывают Гриффиндорцы, его сын явно не перенял все его сомнительные качества. Это вовсе не значит, что я упаду на колени и попрошусь в поттеровский фан-клуб.
- Простите, профессор Снейп. - Я неверяще смотрю на мальчишку, и понимаю, что он уже встал, на мгновение ошибочно предположив, что он извиняется за то, что побеспокоил меня или за то, что заколдовал (после подобного монолога я уже с трудом представлял, чего от него можно ожидать). Но когда он поворачивается ко мне, я понимаю, что его палочка нацелена на меня, осторожно и немного неловко, из-за согнутого локтя.
- Обливэйт.


@темы: Творчество, Pantogogue